Печать

История лагеря

История лагеря «Пермь 36»

1942-53 годы

История лагеря «Пермь-36» берет начало в ноябре 1942 году, когда на станции Селянка была создана лесная ИТК-6 (исправительно-трудовая колония № 6) Молотовского УИТЛК (Управления исправительно-трудовых лагерей и колоний). После ряда переездов, в 1946 году, ИТК-6 из Поповки (близ Верхне-Чусовских Городков) переведена в деревню Кучино Чусовского района.

Тогда на месте будущей жилой зоны лагеря были построены четыре бревенчатых барака, медсанчасть, баня, штрафной изолятор и вахта (контрольно-пропускной пункт). Лагерь был обнесен ограждениями из колючей проволоки с четырьмя вышками по углам. Помимо участка №1, который располагался непосредственно в Кучино, в состав колонии в разное время входили еще три 3-4 отдельных лагерных участка.

ИТК-6 была типичной для своего времени лесозаготовительной колонией. Типичным был и состав заключенных: основную массу составляли уголовники, далее по количественному составу шли «указники» (лица, осужденные по Указам Президиума Верховного Совета СССР за прогулы, самовольный уход с предприятия и др.), репатрианты. Небольшую часть составляли осужденные по политическим мотивам. Основная масса осужденных по ст. 58 УК РСФСР содержалась в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ).

Обычно жизнь лесных лагерей, подобных ИТК-6, была непродолжительной — после вырубки леса в непосредственной близости от них — они переносились на новые места.
В случае же с ИТК-6, после вырубки близлежащего лесосечного фонда, было принято другое решение. Поскольку недалеко от лагеря находилось самое удобное место для нижнего склада (территория, на которую в течение зимы свозился заготовленный лес, с весенним паводком сплавлявшийся по реке Чусовой), лагерь оставили на старом месте. Основной тягловой силой были лошади. Но в 1947-1948 гг. в колонию поступают первые тракторы и автомобили, и с 1948 г. ИТК-6 стала называться Лесной Механизированной ИТК-6. Это была первая механизированная колония в области и одна из первых в стране.
Рядом с лагерной зоной были выстроены гараж, мастерские, кузница и другие сооружения, необходимые для обслуживания и ремонта техники. В 1949 г. эта территория была отделена от жилой зоны шлагбаумом. Примыкавшая непосредственно к лагерю территория механических мастерских была обнесена ограждениями и включена в состав территории лагеря в качестве производственной рабочей зоны.

1953 -1972 годы

В период с 1953 по 1972 гг. ИТК-6 была уникальным лагерем специального назначения, где отбывали срок заключения осужденные работники правоохранительных органов.

После смерти Сталина, когда закрылись многие лагеря и колонии, ИТК-6 была сохранена потому, что имела значительно большую, а, следовательно, и более дорогостоящую, чем в других лагерях, материальную базу и развитую инфраструктуру. Поэтому колонию не закрыли, и, начиная с лета 1953 года, перепрофилировали для содержания работников правоохранительных органов: милиции, суда, прокуратуры, КГБ, администрации лагерей, — в первую очередь, из числа тех немногих, которые были преданы суду, в том числе, обвиненных в проведении необоснованных репрессий.
Значительно изменились условия содержания нового контингента заключенных. Наряду с основной производственной деятельностью — лесозаготовкой, получает значительное развитие лесопереработка. Расширяется рабочая зона колонии.
Но весьма скоро люди из вышеперечисленного контингента вышли на свободу, и в лагере стали отбывать наказание сотрудники правоохранительных органов, осужденные за обычные уголовные преступления.
В связи с тем, что новый контингент, хорошо зная по роду своей прежней службы инфраструктуру лагерей и устройство охранной системы, мог использовать эти знания для организации побега, в 1960-е гг. охранные сооружения лагеря ИТК-6 были значительно усилены. Были выстроены новые многорядные ограждения из колючей проволоки, обнесенные дощатыми заборами, устроены сигнальные системы.

1972-1987 годы

В начале 70-х гг. усиливается борьба с инакомыслием. Осужденные по политическим статьям с начала 1960-х гг. содержались в Мордовии. Однако условия их содержания и степень изоляции не устраивали власти. Было решено перевести основную массу политзаключенных в более отдаленные и глухие места. Требуемым условиям вполне отвечал Чусовской район Пермской области. Именно здесь в этот период сложился «Пермский треугольник» - было организовано три лагеря для содержания политических заключенных: ИТК-35,36,37.

Содержавшихся в ИТК-6 осужденных работников правоохранительных органов перевели в другие лагеря. ИТК-6, как лучше других оснащенный и охраняемый лагерь, была перепрофилирована для содержания лиц, осужденных по политическим статьям, и стала колонией строгого* режима. Лагерю дали новое название с условной аббревиатурой ВС-389/36 или ИТК-36. В правозащитной среде его стали называть «политлагерь «Пермь-36».

С 13 июля 1972 г., когда из мордовских лагерей сюда прибыл первый этап политзаключенных, и по 29 декабря 1987 г., когда было помиловано большинство политзаключенных (тех из них, кто под помилование не попал, перевели в лагерь «Пермь-35»), через лагерь «Пермь-36» прошли сотни и сотни «особо опасных государственных преступников».

На территории лагеря, на месте одного из снесенных старых бараков, было выстроено кирпичное здание штаба. В производственной зоне — реконструировано здание мастерских. Еще раз были реконструированы, перестроены и усилены охранные системы и заборы. В конце 1970-х началось строительство нового большого штаба лагерного управления.

Участок особого режима лагеря ВС-389/36 был создан к 1980 г. на территории бывшего нижнего склада, где в 50-60 гг. существовал лесоперерабатывающий цех. После многократных ремонтов, перестроек и реконструкций цех был приспособлен под барак особого режима. В этом бараке в круглосуточно запертых камерах содержались «особо опасные рецидивисты» из числа «особо опасных государственных преступников» — те, кто уже осуждались за преступления против советского государства, и отбыв заключение, снова были арестованы за аналогичные преступления.

Среди заключенных колонии были и те, кто некогда получил большие сроки по обвинению в сотрудничестве с немецкими оккупационными властями в годы Великой Отечественной войны (и теперь эти сроки досиживали) и так называемые «националисты», т.е. те, кто боролся за национальное освобождение своих республик от советского режима. Были и некоторые другие «изменники Родины», прежде всего, — обвиненные в шпионаже и в попытке бегства за границу.

Первоначально лица, сидевшие «за войну», составляли чуть больше половины, но постепенно большинство в процентном отношении стали составлять политические заключенные — осужденные за «антисоветскую агитацию и пропаганду», среди которых было немало известных всему миру диссидентов. Многие из них были приговорены к максимальному сроку — семи годам заключения на участке строгого режима. А «рецидивисты», отбывавшие наказание на участке особого режима, — к десяти годам.

1988 год. Ликвидация лагеря.

В мае 1988 года началось увольнение сотрудников лагеря ВС-389/36, в июне — издан последний приказ в связи с ликвидацией учреждения.

В этом же году большая часть его зданий и сооружений была передана областному отделу социального обеспечения для размещения психоневрологического интерната. Впоследствии интернат поэтапно освободил здания и сооружения для Музея истории политических репрессий «Пермь-36».

К настоящему времени на территории участка строгого режима — в бывшей жилой зоне — сохранились лагерные сооружения: один из четырех бараков, построенных в 1946 г., штрафной изолятор, медсанчасть, баня с прачечной, внутрилагерный штаб, водонапорная башня и туалет. Здесь же сохранилась аллея, посаженная заключенными в период реформ ГУЛАГа в 1948 г.

В промзоне — производственной части участка строгого режима, где заключенные работали, — сохранились здания мастерских и цеха, кузница, пилорама, котельная, здание дизельной электростанции с генераторной; восстановлены здание управления промзоны, туалет и вахта (контрольно-пропускной пункт из жилой зоны в производственную), а также 2-тажное здание лагерного управления. Часть построек, как жилой, так и производственной зон лагеря, относится к эпохе сталинского ГУЛАГа и является типичной для мест заключения того времени.

На участке особого режима сохранился большой барак (в котором заключенные жили и работали и где размещались все функционально необходимые службы) с примыкающими к нему«прогулочными двориками» размером 2мx2 м. Сохранилось и здание контрольно-пропускного пункта, где было караульное помещение. Все охранные и сигнально-предупредительные системы на этом участке были уничтожены после ликвидации лагеря полностью.

Территории обоих участков лагеря по периметру были окружены охранными и сигнально-предупредительными системами. Они состояли к концу 1980-х гг. из дощатых заборов, систем из колючей проволоки и колец «путанки» - тончайшей проволоки МЗП (малозаметное препятствие), систем сигнализации и т. д., общей глубиной в 30 и более метров со сторожевыми вышками по углам. Жилая и производственная зоны участка строгого режима были разделены дощатыми заборами и заграждениями из колючей проволоки.

К настоящему времени от многочисленных, некогда существовавших лагерей ГУЛАГа, остались лишь отдельные руины - как правило, лагеря строились из некондиционного леса самими заключенными, не обладавшими в большинстве своем ни нужной квалификацией, ни специальными навыками. Поэтому даже те из лагерей, которые не подлежали ликвидации, не имели продолжительного периода эксплуатации и быстро разрушались.
Лагерь «Пермь-36» сохранился лишь потому, что имел совершенно особую и уникальную историю и судьбу. В связи со сменой контингента заключенных, исходя из новых требований, лагерь восстанавливался, достраивался, его здания и сооружения подлежали частичной, а то и полной реконструкции.
Структура колонии была типичной для мест заключения периода ГУЛАГа, что делает этот памятник уникальным, так как целостных лагерных комплексов этой эпохи, сохранившихся в таком состоянии, которое позволяет их реставрировать, сохранять и использовать в качестве музея, в стране больше нет.

* Строгий и особый режимы, наряду с общим и усиленным, были введены уголовным законодательством в начале 1960-х гг. и отличались сроками и режимом содержания заключенных. Наиболее суровый из них - особый - предусматривал содержание заключенных в круглосуточно запертых камерах, наподобие тюремных. Но, в отличие от тюрьмы, заключенные, содержавшиеся на особом лагерном режиме, должны были работать и выполнять установленные нормы выработки.

Подробнее с историей лагеря можно ознакомиться в разделе ИСТОРИЯ ЛАГЕРЯ.